Автор Тема: ПСР – 2007: Взгляд изнутри.  (Прочитано 4491 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ОффлайнAXX

  • туристский интернет-маньяк
  • Админ
  • нуващетуристище
  • *****
  • Сообщений: 4674
  • Пол: Мужской
    • ICQ клиент - 664405
    • Просмотр профиля
    • Курский портал
ПСР – 2007: Взгляд изнутри.
« : Декабря 19, 2007, 11:12:02 pm »
Я люблю помогать сильным.
Слабые, как правило, сами умирают.
В. Гоголадзе, гл. судья соревнований

   Долго думал писать или нет отчет по этому мероприятию, склоняясь то в одну, то в другую сторону. С одной стороны, это событие, которое надо описать, с другой стороны я вряд ли смогу передать и десятую долю тех эмоций, что были там… Судя по тому, что ты читаешь этот отчет я все же пришел к определенному, надеюсь верному, мнению.

Москва. Наши.
   
   Соревнования было решено совместить с еще одним мероприятием - федеральной акцией «Связной президента». В суть акции я не очень вникал, знаю, что там специально обученные люди должны были раздавать сим-карты, по которым человек мог отправить смс лично Путину. На этом мои познания об акции заканчиваются. Наша задача была помочь организаторам в проведении этой акции, потому как на неё должно были приехать около 18 000 человек, что само по себе не кисло, а, учитывая, что им надо было есть и пить и где-то жить, то вообще это круто.
   До Москвы добирались на автобусе, и дорога достаточно легко прошла: все были полны сил и были в ожидании События. Причем, как выяснилось позже, каждый его представлял по-своему и расхождения в представлении были достаточно сильные.
   В Москву приехали рано и у нас появилось даже некоторое количество свободного времени, которые было использовано для поездки в какой-то спортивный магазин, который, как оказалось, уже давно переехал куда-то еще. Однако, я первый раз покатался на метро, причем поездки оставили тяжелое впечатление вечной суеты и сделал гениальный вывод о том, что Москва на окраинах ну прям как Курск, один в один. В общем, пусть суета остается в Москве, а я в Курске.
   Дальше надо было ехать в Пушкино, где нам выдали по горелке на 4 человек, чтобы чаю можно было согреть, там же должна было пройти мандатная комиссия и проверка снаряги ну и как бы соревнования должны плавно начаться. Учитывая, что уже в 2 часа ночи нашей команде надо было по плану встречать автобусы со специально обученными людьми и парковать их (автобусы), я понял, что спать по ночам в ближайшее время больше не придется и в общем-то был недалек от истины. Мандатную комиссию прошли без вопросов, проверку сняряги благополучно заменили на самопроверку, но к 2 часам ночи мы все равно никуда не успевали. И это было только начало…
   На месте будущей стоянки мы оказались только утром, и часть автобусов уже была на месте. Хотелось бы отметить, что стоянка автобусов была организована на танковом полигоне, где были ободряющие надписи типа «не ходить, танки стреляют». Причем невдалеке действительно раздавались какие-то выстрелы. А после того как к нам заехал начальник этого полигона и сказал что не в курсе того, что мы тут делаем, мы слегка напряглись. Судя по тому, что танки на нас в атаку не пошли, все разрешилось счастливо. Потом целый день мы расставляли 200 автобусов в стройные колонны и пытались организовать водителей автобусов на предмет того, что им надо ожидать дальнейших указаний, а не тупо пить водку. Кто сталкивался с водилами-дальнобойщиками меня поймет, остальным скажу, что это нереальное задание.
   В общем, с большим скрипом, что-то получилось. Автобусы были расставлены, пронумерованы и в нужное время большая часть их сделала все как надо. Ближе к вечеру нам даже завезли поесть и даже попить. Учитывая, что на танкодроме других источников воды, кроме как лужи, не было, вода была очень даже кстати.
   Поздним вечером, каждый со своей колонной автобусов и со своими приключениями, мы вернулись к остальным. Тут я первый раз столкнулся с главным правилом соревнований «Если у вас какие-то проблемы – это ваши проблемы, даже если они по нашей вине». В связи с тем, что я был за несколько километров от главной базы и расставлял автобусы, то физически не смог присутствовать на совещании капитанов команд, что команда получила 20 штрафных баллов.
   Дальше начались более серьёзные проблемы. Часть наших команд не была вовремя заявлена и имела все шансы быть дисквалифицированными по этой причине. Из 5 команд проходило без вопросов только 2, но из оставшихся 2, в число которых входила и наша команда мы тоже, скорее всего, снимались с дистанции из-за того что женская часть нашей команды отказывалась продолжать соревнования и по техническим причинам и по состоянию здоровья. В итоге, проблемы со всеми командами, кроме нашей, были решены за счет того, что вместо поезда мы совершали небольшое путешествие на автобусе из Москвы до Сочи, а наша команда из-за схода с дистанции участников должна была быть снята полностью. Потому как основная цель этих соревнований – пройти все испытания и не сдаться, а если команда сыпется еще до начала активной части соревнований – значит это не команда. Оставался единственный шанс - договорится с главным секретарем и главным судьёй о перезаявке команды из 4 человек, но, учитывая эпизод с совещанием, шанс был мизерный. В подавленном состоянии и с вопросами «а зачем я сюда ехал?» и «неужели это конец?» я и лег спать, оставив разговор с судьей на утро.
   Утром я отправился на поиски главного секретаря с настроем или оставить нашу команду в усеченном виде на соревнованиях или как минимум укусить за ухо главного секретаря – чтоб было что вспомнить, раз все так быстро заканчивается. Оказалось, что все уже уехали в другое место и переговоры переносятся на более позднее время. Когда вернулся в лагерь, то там ждал небольшой сюрприз: наши девушки хорошо подумали и приняли решение, которого никто не ожидал – остаться в команде и продолжать соревнования до конца. Забегая вперед, скажу, что больше предложений о снятии с дистанции от них не поступало, хотя местами было очень тяжело. Даже однажды была возможность безболезненно для команды сняться с дистанции и девчонки эту возможность отвергли, решив идти до конца. Но это было потом, а сейчас во мне были, что называется смешанные чувства: радость от того, что команда остается, и соревнования будут продолжены и ужас от того, что благодаря чистой случайности я не подошел к главному секретарю с заявлением о снятии 2 человек из команды, после чего назад дороги не было бы. Точнее, была – домой, в Курск.
   Таким образом, все курские команды легко и непринужденно прошли квалификацию и могли участвовать в соревнованиях в Сочи. Оставалось только добраться до места проведения соревнований – а это около 30 часов на автобусе…

Москва – Сочи. Первые задания.

   Автобус нам достался далеко не самый комфортабельный, но, забегая вперед, скажу, что, по сравнению с тем, что нас ждало дальше, это был не автобус, а сказочный лайнер со всеми удобствами, включая бассейн и кинотеатр на борту. Об этом мы не раз вспоминали в Сочи.
   Загрузились в автобус под завязку: багажного отделения не хватило для рюкзаков, поэтому еще и полсалона было отведено под багаж. Кто сидел в задней части автобуса добирались до своих мест по рюкзакам.
   Поскольку соревнования уже начались, нам, чтобы не расслаблялись в дороге, были выданы письменные задания. Здраво решив, что надо отдохнуть после безумной Москвы, капитан нашей объединенной группы, т.е. всего автобуса дал команду спать до утра, а там уже заниматься выполнением полученных заданий. Не все восприняли буквально это указание, а особенно дальняя от водителя часть автобуса, в которой был и я. Не то чтобы не хотелось спать, но каким-то странным образом в этой части собрались самые беспокойные люди и уже  поэтому им не спалось. В итоге, немного помешав спать всем остальным, ближе к утру, все спали.
   Утром началось массовое выполнение заданий. Одним из неявных заданий было написание всех заданий во время движения автобуса, т.к. автобус мог не успеть вовремя в Сочи и времени на остановки не было. В итоге, некоторые задания были написаны как в анекдоте «дорогая редакция, извините за неровный почерк…». Как позже выяснилось, некоторые задания, в будущем мог аукнуться не только штрафными баллами, но и более серьезными испытаниями. Однако об этом никто не знал, и уже к вечеру все команды сдали свои задания судье, и у нас впереди была целая ночь, опять же, по идее для сна, но засыпали все в разное время... Причем, была четкая закономерность чем дальше от водителя, тем позже. К тому же, ночью, определенная часть людей замерзла из-за сквозняка, и разбудила всех остальных криками «водитель нас специально хочет заморозить! Давайте посадим его самого сюда». То ли водитель испугался, то ли пожалел народ, но обогревание включили и через некоторое время у меня, как у горячего эстонского парня, отлично чувствовавшего себя в холоде, возникла другая проблема – мне стало дико жарко. Однако, помня о том, что теплокровных здесь большинство, и они агрессивно настроены, пришлось тихо ждать утро и иногда, втихаря, открывать форточку, пока никто не заметил. Писать о том, как можно спать в полный рост в автобусе, где между рядами лежат рюкзаки и вовсе нет смысла, ибо даже те, кто видел это, не все смогут повторить эти чудеса гибкости и пронырливости.
   В итоге, до исходной точки отправления мы худо-бедно добрались без потерь и вовремя. Даже было немножко времени на перетряску рюкзаков, брожение под дождем и невольное купание зазевавшихся в море, а также поиск хозяев ботинок, которые как потом выяснилось, принадлежали водителю автобуса, а кто-то то ли в спешке, то ли из вредности, выгрузил их вместе со снарягой.
   В назначенное время появился главный судья соревнований и дал первое задание на сочинской земле. Оно было кратким и простым: «Вот море, вот пляж. Вот там, в 4-5 км находится аквапарк «Лао». Вам нужно успеть туда к назначенному времени». Была и подсказка: «Если выйдете к Сочи, значит, вы уже прошли аквапарк и вам надо возвращаться обратно».

Сочи. Началось.

   Капал мелкий дождь, мы шли в сторону аквапарка. Все понимали, что вот уже и началось то, зачем все ехали в Москву, на акцию движения «Наши», а потом 30 часов томились в автобусе до Сочи. Идти по крупной гальке, да еще и с рюкзаками (а в ближайшие дни расставаться с рюкзаками нам не светило, мы были как черепахи: все свое носили с собой) было нелегко, рядом был асфальтированный пирс, и поступило предложение плюнуть на гальку и спокойно дойти по пирсу. Пришлось принимать первое непопулярное решение идти там, где сказал Гоголадзе, мало ли чего. К тому же все почему-то шли по гальке. Поскольку это было первое непопулярное решение, особых возражений не было, а когда мы встретили первый КП, расположенный на гальке, а не на пирсе, вопросы о том, где идти отпали сами собой.
В итоге, с небольшим запасом времени, мы пришли в назначенное место, получили свой квадрат, размером 3х3 метра, на котором можно было, ни в чем себе не отказывая, разбивать лагерь и жить в ближайший день.
И началось… Совещания, задания, снова совещания… В это время осознал всю незавидность должности капитана – совещания длятся как минимум 15-20 минут, команда за это время может чуток отдохнуть и поесть, а капитан… увы, нет. Ближе к вечеру выяснилось, что первый день по планам организатором был легкий, типа отдых, самое интересное, должно быть дальше… Пока же нам казалось, что самое серьёзное уже началось потому как этапы были один за другим.
Одним из этапов был «Малышок». Это было продолжение этапа, который был сделан в пути. Там надо было придумать несколько конкурсов для детей. Теперь эти конкурсы надо было провести. С настоящими детьми. Побеждал тот, на чьи конкурсы пойдет больше детей. Лучше всех себя чувствовала команда «Рассвет», которая почему-то решила, что детям должен быть очень интересен конкурс под названием «Определение азимута». А прикол был в том, что детям был выдан талон, на прохождение максимум 20 конкурсов, т.е. неинтересные они естественно пропускали. Какими хитростями и красноречием команде удалось заманить около 10 команд детей на определение азимута из школьной программы, я до сих пор понять не могу. Думаю, теперь «Рассвет» продаст даже лед в Антарктиде.
Дальше был этап «Площадка», на котором надо было выполнять различные задания: вязать узлы, развести костер, транспортировать пострадавшего, связаться с командой по рации когда на той же частоте еще человек 10 орут то же самое, связаться с командой когда рации нет и все кричат, причем кричат разные фразы. Ну и апогеем было задание «дефиле», когда надо было соответственно пройти почти по подиуму в купальнике или в том, в чем собирались идти в аквапарк. Не все, правда, прочувствовали связь этого конкурса и аббревиатуры ПСР, но оргам виднее…

Официальное открытие.

Открытие было запланировано в помещении аквапарка, с последующим купанием там. Думаю, аквапарк еще не разу не видел такого количества грязных, небритых и очень странно одетых людей. Официальная часть была очень короткой, поспать почти не удалось. Потом была маленькая дискотека, причем танцевать остались только куряне, остальные побежали в неизвестном направлении, подозреваю, что искать вход в аквапарк.
А дальше начала развиваться ситуация, в которой хоть чуть-чуть разобраться было можно только спустя некоторое время после того, как все закончилось. Поскольку тяжело осветить эту ситуацию со всех сторон, расскажу, как я её видел.
Итак, после закрытия ПСР народ начал активно ломится в аквапарк, вопрос только в том, что куда и как никто не знал. Официальной информации не было. Знали только то, что вроде должно быть плавание в аквапарке и сдача федеральных зачетов, причем примерно в одно и тоже время. Что, когда и как – непонятно. Часть курян разбрелась в противоположных направлениях, я лично остался спать на мягком диванчике, там же, где и проходило открытие ПСР. Ход был видимо правильный и через некоторое время, видимо опасаясь за то, что от нас диванчики испачкаются и прокоптятся, администрация сделала объявление, что тестирование будет в 22.00, а до этого – купание в аквапарке. Причем идти в аквапарк можно уже сейчас (было около 20.00). Сон как рукой сняло – на купание меньше 2 часов и, хотя ко входу, где все толпились мы подошли почти последними, зашли мы туда одними из первых.
Дорвавшись до душа, я бы точно забыл, зачем пришел сюда, если бы не очередь из таких же соскучившихся по теплой воде, как и я. Сам аквапарк, кроме горок еще и приятно удивил наличием шведского стола, в который входило еще и пиво. В общем, как в той легенде про осла, который умер так и не выбрав из какой из 2 равных кучек овса ему есть. С одной стороны, дико хочется наесться вкусной пиццы и напиться пива, с другой, вдоволь накататься с горок. И все это надо успеть за 2 часа. Про усталость все забыли окончательно.
Где-то через полчаса катания с горок я совершенно случайно встречаю курян и от них узнаю, что вроде бы сдачу зачетов перенесли, причем перенесли только для курских, соответственно, из вредности оргов и все уже началось. Ну а то, что неявка на тестирование может привести к дисквалификации команды, я уже сам додумал. Стало понятно, почему курян не так много в аквапарке. После недолгих размышлений я пришел к выводу, что раз мы уже опоздали, то надо уже докататься до 22.00, а потом идти сдаваться на милость главного судьи. В итоге, к 22.00 мне надоела пицца, чуть-чуть булькало в желудке пиво и уже почти не хотелось кататься с горок.
Выйдя из аквапарка, я сразу узнал несколько плохих новостей: совещание уже началось, я опоздал туда и один из членов моей команды, не попав в аквапарк, когда все туда попали, после 2 часов безуспешных попыток попасть внутрь и споров со всеми судьями, включая главного, купил билеты в аквапарк за свои деньги и не собирается оттуда уходить до утра. Причем, с его слов была настоящая провокация со стороны оргов: Курск позвали на тестирование, которого не было, остальные зашли в парк, а когда куряне вернулись, их не пустили по личному указанию главного судьи. Кто не успел, тот опоздал.
Итого: неявка на зачет, отказ от участия в соревнованиях одного из участников по неуважительной причине, неявка капитана на совещание, споры с судьями, включая главного. Вот такой список нарушений, уж точно достаточный для дисквалификации команды.
Спустя несколько минут совещание закончилось, и я узнал, что тестирования не планировалось и, соответственно, за то, что мы туда не явились, нам ничего не будет. Проверки посещаемости тоже не было и мое опоздание не было замечено. Можно было бы радоваться, если бы не уход одного из членов команды, который опять-таки грозил дисквалификацией всей команды. С полной кашей в голове я вернулся в лагерь. Что делать дальше было абсолютно непонятно. Как вернуть человека, который отказывается продолжать соревнования, почему все это произошло, кто виноват, специально это сделано или это дикое стечение обстоятельств – вот некоторые вопросы, на которые не было ответа. Чуть позже подошел Н.В. Кутин и пока он нам объяснял видение ситуации со своей стороны, к нам совершенно неожиданно вернулся наш блудный сын из аквапарка.
Итого, спустя час: зачета не было, все члены команды на месте, на совещании не было проверки на наличие капитанов, про споры с судьями вроде никто не вспомнил. Вот такая вот сантабарбара со счастливым концом, если не считать, того факта, что не все попали в аквапарк.

Первая ночь. Судья всегда найдет, за что наказать.

После таких резких поворотов сюжета спать явно не хотелось, хотя время было. На совещание почему-то позвали заместителей капитанов, потом они куда-то пропали, но об этом ничего никому не сказали. На все вопросы был ответ: все хорошо, ждите.
Дальнейший сценарий всем был очевиден: через час или два, когда все заснут, нас поднимут по тревоге, заставят искать пропавших людей и как пострадавших транспортировать в лагерь. Или не в лагерь, а это значит что рюкзаки, включая тот, что остался от украденного  члена команды надо тащить с собой. После случая в аквапарке я пришел к выводу, что здоровый пофигизм везде уместен и решил оставить одного человека в лагере охранять вещи, а с остальными идти на помощь. Штрафы за отсутствие человека в команде компенсировались тем, что мы не тратили все силы на таскание рюкзаков, а потом и рюкзаков с пострадавшим.
Довольно приличная часть команд ринулась плести носилки, чтобы бежать уже с готовыми. Мы этот вариант тоже отвергли, потому как носилки тоже что-то весят. Некоторые команды для облегчения рюкзаков даже выложили и закопали в укромном месте продукты, чтобы потом за ними вернутся если что.
Выслушав претензии на тему того, что я самый глупый капитан, потому сразу не догадался, зачем зовут замов и не послал самого легкого участника-девушку, успокоив себя тем, что критиковать легко, особенно, когда знаешь правильный ответ, да и наш зам был далеко не самый тяжелый, я отправил команду спать, а сам остался дежурить. Тогда мне казалось, что почти не хочется спать. Однако, когда я успел потерять свой сотовый и мне его вернули прежде, чем я заметил пропажу, я смутно начал догадываться, что пора и мне поспать. К тому времени было уже около 4 утра и ясно, что до утреннего совещания уже ничего не будет. Поэтому, не оставив дежурного, я тупо заснул на ближайшем рюкзаке, благо одежда позволяла спать без спальника и не мерзнуть.
Утром, сами собой вернулись замы и на совещании мы узнали, что суть задания была в том, как надо себя правильно вести в условиях неопределенности. Наша команда почти правильно себя вела: легла спать, до того времени, когда все прояснится, оставив одного дежурного. Правда «почти» не считается – мы получили те же штрафы, что и те, кто вязал носилки. Совсем было бы правильно менять дежурного по времени, спать в палатке и развести костер. При этом главный судья чуть-чуть проболтался, сказав, что первоначально планировалось то, к чему все готовились, но поскольку все были к этому готовы и так неинтересно, суть задания чуть-чуть изменили.

Первый маршрут. Куда ты, тропинка, меня привела.

К началу маршрута нам надо было добираться на электричке. В аквапарк мы уже больше не должны были вернутся. В электричке надо было писать отчет о вчерашнем дне. Обычно отчеты писать никто не хотел и это делал я, за что мы получали штрафы, а я не понимал, почему мой тонкий юмор не оценен по-достоинству. После бессонной ночи жуть как хотелось спать и я попросил кого-нибудь написать ну хоть что-нибудь и сдать, что не получить штраф за неучастие в конкурсе. В итоге, было написано изложение с элементами сочинения на уровне ученика 1 класса, за которое на дали -5 баллов. Если бы было, когда расстраиваться, я бы впал в дикую депрессию по поводу критериев оценки литературного таланта, но времени не было, впереди был первый маршрут.
Маршруты – это собственно то, зачем я, Тоннель да и многие ехали в Сочи. Это то, что все представляли, когда первый раз услышали о ПСР. Карта, компас, горы и контрольная точка куда надо придти. Это то, чего все ждали чуть ли не по приезду в Москву, а вместо этого занимались непонятно чем. Приехав в Сочи, народ был готов бежать по горам без сна и отдыха, а тут на полдня устроили конкурс «Малышок». Я лично сам был в небольшом недоумении, которые нельзя было скрыть, из-за чего, как говорили отдельные личности, дети не очень охотно шли к нам на конкурсы – уж больно суровое выражение лица у меня было.
Но наконец-то мы вышли на настоящий маршрут. Через каких-то 12 часов мы будем уже не в таком диком восторге от «карты, компаса, гор и контрольных точек». Но дан старт и все бодро рванули по карте. Наша команда не стала отделяться от толпы и присоединилась к команде «Куряне» - идти по одной и той же карте всем вместе легче, зачем изобретать велосипед. Тем более что буквально после первого контрольного пункта начался такой подъем, что было уже не до карты и компаса. Все мысли были о том, как бы не поскользнутся на 40-50 градусной (иногда и круче) грунтовой горе, по которой прошло уже человек 20-30 и колея была укатана как каток.
Руки сами собой выломали из ближайшего сухого дерева альпеншток, без него идти было невозможно. Гора казалась бесконечной, несмотря на то, что мы прошли вверх всего метров 100. Когда мы добрались до вершины горы, там уже нас ждали «Куряне», которые кратко объяснили путь до следующей точки и, пожелав, удачи, пошли вперед. Когда вся группа собралась, мы чуток отдохнули, правда, за это время нас обогнали почти все, кто мог, и двинули дальше.
Дальше я не совсем хорошо понял объяснения, куда нам двигаться и нужный поворот мы прошли, зато пока мы искали верную дорогу, в команде быстро появился новый картограф – Саня Апанасенко. В итоге после второго КП он нашел хитрую потайную тропу, пройдя по которой, мы сильно срезали и обогнали несколько команд. Так и определилась наша дальнейшая тактика – раз уж мы отстали, то надо срезать, чтобы хоть как-то успеть уложиться в контрольное время. Потом был спуск по лестнице, которая разваливалась под руками, а из земли торчали железные прутья – остатки этой же лестницы. Это был один из самых опасных моментов на всем соревновании. Причем, далеко не все команды даже видели эту лестницу, не говоря о том, чтобы спускались по ней. Зато мы в очередной раз срезали, быстро поднялись в гору, снова спустились и перед нами замаячил финиш этапа. Финишировали мы где-то в середине, уложившись в контрольное время. Правда, для этого последние метров 50 мы бежали.
Старания были вознаграждены следующим этапом – там надо было пилить вековые деревья и команды группы «С» были даны в помощь командам «А» и «Б». В итоге от каждой команды было задействовано по одному человеку, остальные получили по 3 часа бесценного отдыха.
Потом был проведен злополучный зачет, на который мы не попали, потому нас не было в списках. Зато появилось время перетрясти рюкзаки, оставить лишнее и подготовится к ночи.
Как и следовало ожидать, на ночь планировался далеко не тихий час, а очередной маршрут. Только в темноте, так интереснее.

Ночь. Летят утки.

Думаю, команды «Семерка» и «Куряне» сразу поймут, почему я так назвал этот раздел. Остальным же попробую объяснить.
Начало было стандартным – выдвинулись вместе с «Курянами». Бодро побегав по городу, снова ушли в горы. На этот раз грунта не было, шли по камням, но крутизна склона сохранилась. После нескольких часов брожения по горам, при свете фонаря, стала сказываться вчерашняя бессонная ночь (тут же поймал себя на мысли, неужели со вчерашнего дня уже столько всего было!), общая усталость ну и время - было чуть за полночь. Чтобы не спать начал в тему и без темы острить, очень часто проверять наличие всех членов команды (одна из проверок была такой «Семерка, вы еще живы?»), ну и вообще говорить хоть что-нибудь.
Где-то в это время мы повстречали человека, который сказал нам, задание изменено и нам надо возвращаться назад. Реакция капитана «Курян» была мгновенной – предъявите письменное указание главного судьи, потому что только так согласно правил, могут изменяться маршруты во время соревнований. Разрешения не было и без колебаний «Куряне» пошли дальше. Не уверен, смог бы я один принять такое решение (тяжело представить, чтобы сделала со мной команда если бы я ошибся), а, опираясь на курян, наша команда решила так же не слушать засланца. Позже мы узнали, что были абсолютно правы, это была подстава.
Через некоторое время я окончательно утратил связь с картой, временем и всем, чем можно. В голове была только одна мысль «Если мы отстанем от «Курян», то дорогу не найдем до утра». Поэтому все силы организма были брошены на фокусировку на команде «Куряне» и на то, чтобы не упасть в пропасть. А пропасти, судя по доносящемуся шуму воды, мы пробегали не маленькие. Прошу заметить именно «пробегали» причем, чем дальше, тем быстрее. Если вначале куряне нас дожидались, то ближе к концу нам сказали, что больше ждать времени нет и либо мы успеваем, либо не тянем за собой вторую команду. Вот в такой бодрой обстановке, около 15 огоньков буквально летали над пропастью (бывали участки, где до края пропасти было меньше 10 см и никаких ограждений и страховок, высота 10-15 метров как минимум). Ноги сначала болели, потом сильно болели, потом перестали. Было просто жарко. Бежали, не разбирая дороги, по колено в грязи, а огоньки курян ушли так далеко, что стали плохо видны.
Мои ощущения этого живописного момента были сведены к нулю, я стал тем самым зомби, про которого в начале соревнований нам говорил В. Гоголадзе – все равно куда, сколько идти, главное развернуть в нужном направлении. Было около 3 часов ночи, я ждал удобного момента, чтобы выпить энергетик, который был закуплен во время вчерашнего отдыха, иначе я мог после 30 с лишним часов без сна, недостатка еды и резко возросших физических нагрузок заснуть в ближайшей луже, которая сейчас была мягче любой перины.
Поэтому когда мы внезапно вышли к переправе, которую куряне уже прошли вброд, а наши еще думали идти или нет, я, даже не думая, плюхнулся в воду и пошел к противоположному берегу. Было даже очень приятно охладить растертые многочасовым бегом ноги в ледяной воде. Единственным, кто нашел все же брод, был Саня Апанасенко. Остальные с мокрыми ногами дошли до скорого финиша этапа.
Радость от окончания этой гонки на выживание даже вернула меня на некоторое время в реальность, в основном для того, чтобы сказать «Уткин, ну ты и лось!».
Однако, оживление было кратковременным, организм дико устал и хотел спать и самым противным в этой ситуации было стать обузой своей команде. Четко решив, что я выпью все, что только можно, но пойду дальше, я пошел на совещание. На совещании были выданы очередные задания – надо было без отдыха продолжать путь до башни Архун.
Вернувшись, провел краткое совещание с командой, в результате которого, было выяснено, что мы снимаемся с этого задания. Спорить не было ни сил не желания – мокрые ноги бывают приятными только первые 10 минут, да и дико хотелось спать. Что собственно я и сделал. Не найдя сухих носков, которые я точно клал в рюкзак, я впал в полную кому, из которой никто не смог меня вывести. Последнее, что я помню – как отдавал свое удостоверение Тоннелю, чтобы он написал за меня отказ от участия в этапе.
Утром, как обычно, я нашел сухие носки, да и мои уже высохли – в общем, жизнь налаживалась. А я постепенно восстанавливал картину вчерашней ночи.

Утро. Возвращение к Прометею.

Утром, пока я склеивал осколки вчерашней ночи или уже сегодняшнего раннего утра, а берцы потихоньку сохли у костра, все ждали решения нашей дальнейшей участи. То, что нам дали 500 очков штрафа все знали еще вчера, мне же посчастливилось узнать это последним. Очередная несправедливость организаторов – просто выйдя на этап, разбив палатку и проспав все время, мы получили бы гораздо меньше очков. Нас же подвела честность.
Однако, сказав про штраф, не сказали, что делать дальше. Обещали сказать утром.
Чуть позже выяснилось, что для того, чтобы остаться в числе участников соревнований, нам надо было вернуться назад, к статуе Прометея, которою мы проходили прошлой ночью. Причем сделать это надо было до 12.00. Пока досушивались берцы, готовилась еда и собиралась палатка, команда «Куряне» вновь быстрее нас были готовы идти в путь, тем более, что времени оставалось немного. Когда и мы были готовы, времени было совсем мало.
Для того чтобы хотя бы попытаться успеть решили идти максимально быстро. Лично я для ускорения выпил баночку энергетика и это помогло. Рюкзак не чувствовался за плечами, я мог я прямом смысле бежать. Только команда не разделяла моей скорости, но все равно упорно двигалась.
Поднявшись чуть-чуть наверх, я встретил команду «Петерсоны», которая самую малость не дошла до финиша и разбила лагерь в горах. Причем место было очень живописным: светило яркое солнце, недалеко шумел водопад, рядом протекала горная речка. Пока ждал отставшую команду, в голове даже промелькнула мысль, что если команда захочет остаться (Пэт подтвердил, что с такой скоростью мы точно не успеем к сроку, а зачем спешить если все равно снимут с дистанции), то я не буду спорить. Однако, команда единодушно сказала, что любой ценой поднимется на верх, а там будь что будет. А о том, что будет, если нас все равно снимут с дистанции думать не хотелось – пришлось бы опять пешком спускаться вниз.
В общем, сжав зубы и никого не слушая (нас отговаривали еще несколько команд, которые прошли дальше, но поняли, что не успеют) мы тупо карабкались на Орлиные Скалы. Учитывая наш опыт это было не очень-то и сложно, если бы не сжатые сроки.
В итоге, когда мы добрались до места назначения, мы опоздали уже почти на час времени, и я уже прикидывал, за какое ухо укушу судью и что при этом скажу, если наши доводы не подействуют и нас все равно снимут с соревнований (мысли про кусание ушей судей очень успокаивают, я начинаю понимать Тайсона). Однако, оказалось, что судьи были настроены миролюбиво и нас спокойно зарегистрировали и разрешили продолжать соревнования. С 500 штрафными баллами.
Во время небольшого перерыва – ждали всех отстающих, команда «Куряне» начала терять состав. Это было плохо хотя бы потому, что к этому моменту уже 2 курские команды снялись с соревнований и это была третья команда. Как человек уже попадавший в аналогичную ситуацию вполне могу представить состояние капитана и чего стоили спокойные слова «Да мне эти соревнования не очень-то и интересны». Вообще, на капитанов на этих соревнованиях выпало дополнительное испытание - руководить командой, некоторые члены которой не совсем представляли куда они едут, некоторые не чувствовали ответственности перед командой за то, что их уход из команды коснется всей команды, которая до этого непонятно зачем бегала по горам, чтобы сойти на середине дистанции. В некоторых местах это было даже тяжелее, чем физические нагрузки. Но это отдельная тема, для отдельного разговора, а в данной ситуации надо было решать, как оставить команду, хотя бы частично на дистанции.
Учитывая, что прошлую ночь не все прошли удачно, нашей команде было предложено объединится с «Курянами», которые тогда бы продолжали участие, а вторая объединенная команда возвращалась бы в лагерь. Вроде бы хороший план, но он рухнул при опросе команды на предмет уставших и готовых снятся с дистанции. Все как один решили продолжать до победного конца. В итоге «Куряне» объединились с другой командой, а я узнал много нового о своей команде.
На вечер вместо сна как всегда был приготовлен очередной маршрут – кто бы сомневался.

Санаторий. Даже если ты проиграл, ты можешь выиграть.

Маршрут был достаточно легким. Настолько, что один из этапов команда «Куряне», не глядя на карту, проскочила вообще. Кроме бесконечных переправ через мелкие речушки и вспомнить особо нечего.
Дальше был следующий этап – санаторий. Для него нужно было 48 команд группы «С», а было аж 52. Ну, как обычно, в четверку неудачников, которых не взяли на конкурс и начислили по 200 штрафных баллов попали сразу 2 курские команды «Рассвет» и мы. Вначале мы расстроили, но когда увидели, что это за этап то даже обрадовались. А все было очень просто: пока все наводили переправу через реку, вязали носилки, переправляли вещи и пострадавших, пытались даже баню соорудить, мы спокойно спали и набирались сил перед заключительным этапом соревнований. При этом мы получали по 200 штрафных баллов, а большинство других команд от 100 до 150, учитывая штрафы по 500 баллов, какие-то 50 баллов за 3 часа сна были просто подарком.

Дорога домой. Из грязи в князи.

Оставался последний маршрут – назад, в город, туда, где мы оставили свои вещи. Маршрут был вроде нетяжелый – надо было спуститься вниз и все. Оказалось не все так легко. Большую часть дороги приходилось идти в прямом смысле по колено в грязи, причем полпути я шел без фонаря, потому как сели батарейки, а новые в лом было доставать. Причем с удивлением должен отметить - иногда у меня идти получалось лучше, чем у тех, кто шел с фонарями.
На этот раз я шел замыкающим, потому как других желающих на эту должность не было. Когда мы вышли или выехали по грязи в город, я понял, что разучился ходить по твердому и ровному асфальту. Снова стали болеть или даже гореть огнем ноги. Пытался не отстать от команды, которая была на подъеме сил по случаю скорейшего завершения соревнований. Уже на подходе к конечной точке пришлось срезать угол, чтобы хоть как-то догнать команду. Маневр вполне удался, не все даже поняли, как я оказался впереди всех.
Самое интересное, что когда мы уже прошли все этапы, и я с Тоннелем пошел за водой, на обратном пути я чуть не сломал себе ногу. Было бы смешно: выжить, бегая по горам, а почти на ровном месте сломать ногу.
Когда пили чай, все клятвенно обещали больше на эти соревнования ни ногой, естественно, это все происходило в более крепких выражениях. Однако, забегая вперед, скажу, что эти же люди уже через полчаса поездки на поезде стали строить планы, что в следующем году можно попробовать себя уже на категорию выше.
Дальнейший путь домой был прост – празднование того, что мы выжили и не сдались, песни под гитару, химическая атака на остальных пассажиров поезда, пересадка в Макеевке/Ростове и прибытие в Курск. Ничего интересного. Разве что по прибытии в Курск отдельные горячие головы не пошли домой спать, а продолжили праздничные мероприятия. Но это уже совсем другая история…

ИТОГО.

Что хотелось бы сказать в заключение этого коротенького рассказа (на самом деле можно было еще кучу событий описать, это основные моменты, причем взгляд только с моей стороны).
Если у вас все равно не пропало желание ехать туда в следующем году или того хуже оно возникло после прочтения этого отчета – значит, что я, далеко не Лев Толстой и штрафные баллы за мои сочинения были выставлены судьями верно. Значит, что я не могу полно передать все то, что было там, но поверьте, на самом деле было гораздо хуже чем то, что вы можете себе представить, после прочтения моего отчета. Нельзя передать словами состояние засыпающего человека, бегущего по скользкому краю обрыва, когда с опозданием в несколько секунд, в его голову приходят сонные мысли «судя по гулу воды, высота метров 20, сорвусь, костей не соберу», но при этом опасный участок уже пройден, а на следующем он будет также спокойно бежать. Тяжело быть корректным и не раздражаться по любому поводу, когда дико хочется спать и нет сил, чтобы подняться и поесть.
От себя могу сказать, что я получил то, зачем туда е