Походы и приключения от Команды-46

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
К-46 > Полезности > По местам! > Достопримечательности Мангупа

Достопримечательности Мангупа

 
  Из всех построек Мангупа лучше других сохранилась Цитадель. Она состоит из оборонительной стены, как бы отсекающей Дырявый мыс с напольной стороны, ворот, перекрытых коробовым сводом, и двухэтажного донжона (башни), расположенного между двумя куртинами стены.

Пещерные города - МангупЦитадель возникла, как полагают, V—VI веках, перестраивалась в Х веке. Последний раз оборонительные сооружения ремонтировали турки в конце XV века. Они использовали цитадель совместно с татарами. М. Броневский писал, что сюда «по варварской ярости ханов иногда ввергаются московские послы и... жестоко содержаться». На Мангупе в 1569 году был заключен под стражу русский посол Афанасий Нагой с товарищами, с 1572 по 1577 г. томился в плену Василий Грязной.

Цитадель разрушилась от времени, но и сейчас эти развалины поражают своим гордым величием.

Внутри цитадели, недалеко от ворот,— остатки небольшой восьмигранной церкви с апсидой, построенной около VIII века. Вероятно, это была княжеская капелла.

Фасад башни с узкими смотровыми бойницами имел угрюмый, неприступный вид. Чтобы осмотреть ее изнутри, надо через ворота пройти на территорию Дырявого мыса. С этой стороны постройка до сих пор не утратила дворцового характера. Посредине сохранился богато украшенный широкий вход, по сторонам и на втором этаже широкие окна, обрамленные резными наличниками. Не исключено, что здесь находилась основная резиденция правителей Феодоро. Верхний этаж был жилым, в нижнем помещалась дружина князя, полуподвал использовался при князьях как арсенал, а при турках как тюрьма.

На расстоянии нескольких метров от цитадели выдолблены в скале могилы-остатки раннесредневекового кладбища, возникшего, когда город еще не вышел за пределы Дырявого мыса.

После осмотра цитадели можно ознакомиться с сооружениями на Дырявом мысу. Напротив ворот расположены остатки октагона - небольшой восьмигранной церкви, построенной в VIIIв. Возможно, это была княжеская капелла. Сложена она из крупных, прямоугольных в сечении, искусно отесанных блоков.

По восточному обрыву Дырявого мыса тянутся многочисленные пещеры-казематы, из которых хорошо видна дорога к главным воротам города. Такие же казематы есть и на западном обрыве мыса, они были устроены для того, чтобы поражать неприятеля сверху, в случае его приближения по дороге к городским воротам. Эти сооружения использовались не только для оборонительных целей, но и для хозяйственных в мирное время. Об этом свидетельствуют вырубки на стенах пещер для деревянных полок и углубления на полу для днищ пифосов. В некоторых казематах содержались и животные.

В средней части восточного обрыва, в цепи боевых казематов, некогда соединенных висячими галереями и лесенками, была пещерная церковь для защитников цитадели. С плато в нее ведет лесенка. В восточной закругленной стороне церкви находился алтарь.

Со стороны Бельбекской долины подступы к плато контролировала дозорная башня, построенная на самом конце мыса. Перед башней была казарма. Нижняя часть ее вырублена в скале, верхняя, сложенная из камня, не сохранилась. Под основание башни ведет дверной проем, за ним - лестница, по которой можно спуститься в обширную искусственную пещеру. Западная и восточная стены ее разрушились, в результате образовалось сквозное отверстие, хорошо видимое снизу, если ехать к Мангупу с севера. Еще две лестницы ведут из пещеры вниз, в просторное сооружение. Предполагают, что это была подземная тюрьма. Она состоит из зала с подпорным столбом посредине. Если ударить по нему, раздастся звук, напоминающий бой барабана. Поэтому этот пещерный комплекс носит название Барабан-Коба.

Одиночные камеры вырублены в северной и восточной сторонах пещерного зала. В дверных проемах видны следы пазов для деревянных дверных коробок, а с внешней стороны-углубления для засовов. Дверь в южной стене зала ведет во второе помещение с большим окном. Здесь, очевидно, дожидалась смены стража, одновременно наблюдавшая за заключенными.

На площадке мыса и сейчас заметны следы «постелей» исчезнувшей кладки стен. Здесь, скорее всего, стояла башня, слева и справа от которой размещались пещерные казематы. Эти укрепления господствовали над дорогой, ведущей к главным воротам Мангупа вокруг мыса, и обороняли подступы к ним. В период турецкого владычества тюрьму на Мангупе использовали и турки, и татары.

Если возвращаться после осмотра Дырявого по правой стороне оврага – можно найти Акустическую пещеру – кто и для каких целей её сделал – неизвестно. Иногда здесь можно застать «местных жителей» со своим шаманом.

На всей территории мыса в неровностях грунта и местами выступающих из земли кладок угадываются наземные строения. У северного обрыва есть глубокий колодец, очевидно, сооруженный на случай осады цитадели.

Выйдя из ворот цитадели, поверните вправо. Внизу, у ее подножия, находятся руины восточных городских ворот. Под более поздней кладкой из мелких камней в западном откосе ворот видна прилегавшая к нему часть стены из прямоугольных блоков. Вдоль дороги, вырубленной в скале, высится хорошо сохранившаяся оборонительная стена. В ней имеется вход в полуразвалившуюся башню, которая в свое время охраняла одно из уязвимых мест на подступах к городу из Капу-дере. По этой же дороге пройдем на мыс Чуфут-Чоарган-Бурун. Здесь заметны остатки домов, прослеживаются очертания улиц, площадей.

Западнее балки Гамам-Дере, на расстоянии около 100м от ее верховьев, находятся остатки Дворца последних владетелей Феодоро. Это было двухэтажное симметричное здание прямоугольной, почти квадратной формы. К северной его стене снаружи примыкала башня (В 1425 г. князь Алексей воздвиг башню, о чем можно судить по надписи па плите, вделанной некогда в ее стену. Надпись такая:"Была построена эта башня вместе с дворцом в благословенной крепости, которая видна ныне, во дни Алексея, владыки города Феодоро и Поморья..." На плите высечен герб мангупского князя - двуглавый орел, заимствованный из Византии. В настоящее время плита находится в экспозиции Бахчисарайского историко-архитектурного музея.), в южной стене был вход через изящную аркаду в просторные сени. Главное помещение дворца - парадный зал - разделен на три равные части двумя двойными аркадами на двадцати четырех столбах.

Стены зала украшали фрески, отделанные мрамором наличники дверей. В нижнем этаже располагались служебные и хозяйственные помещения. Археологами найдены фрагмент каменной плиты с гербом мангупского князя и обломки поливной посуды с монограммой князя Исаака.

Северо-западнее дворца, на расстоянии около 100м, находятся остатки большого христианского храма, построенного в честь святых Константина и Елены. Он представлял собой трехнефную Базилику - вытянутое с востока на запад прямоугольное здание, разделенное вдоль двумя рядами колонн на три части (нефа), с двускатной кровлей и выступающими на восток полукружиями - абсидами. Вдоль северной и южной стен храма были пристроены галереи. Пол центрального нефа состоял из больших каменных плит, в боковых найдены остатки многоцветной мозаики.

Как показали археологические раскопки, базилика отстроена в XIV - начале XVв. на месте другой, возведенной раньше. Абсида более древнего храма выступает с наружной стороны, из-под основания позднего.

В самом храме (в его полу) на протяжении длительного времени хоронили знатных особ. Могилы найдены и за пределами базилики. С северной ее стороны в 1938 г. открыта крещальня с остатками мозаичного пола. Совсем недавно у восточной стены расчищена пристройка, возможно, тоже крещальня. Юго-западнее базилики сохранились остатки городских усадеб.

Со временем на территории базилики возник могильник. С северной ее стороны в 1938 году открыты остатки крещальни с мозаичным полом.

На Мангупе было много церквей, наземных и пещерных. Наиболее интересная пещерная церковь находилась вне города. К ней вел потайной ход; находится он в узкой расселине, юго-западнее высшей точки плато, у обрыва. Спустившись вниз, поверните вправо на узкую тропу, идущую вдоль скал. Как только увидите искусственные пещеры, отыщите лестницу, ведущую в верхний грот, из которого можно попасть в церковь. На стенах ее сохранились остатки фресковой росписи XIV - XV вв. В полу выдолблено несколько корытообразных могил, поверх которых некогда лежали массивные каменные плиты. Напротив церкви - пещерные кельи и хозяйственные помещения монастыря. Сейчас церковь правится. Называют её -Св.Георгия. Правит Отец Меркурий.

А вот если пойти влево, а потом подняться наверх – то попадём в карстовую пещеру естественного происхождения.

Самая высокая точка Мангупа находится на холме, как идти из Цитадели – она обозначена стандартной меткой. Отсюда видна почти вся территория бывшего Мангупского княжества от Чатырдага и Бабугана на востоке до балаклавских высот на юге. На западе сверкает гладь Черного моря, по направлению мыса Чамну-Бурун за близлежащей горой виден Эски-Кермен на севере выступают скалы Тепе-Кермена и Качи-Кальона, а за холмами предгорья простираются крымские степи. Как на ладони и сам Мангуп.

Жилые дома с хозяйственными пещерами и наземными постройками на Мангупе аналогичны усадьбам Эски-Кермена и Чуфут-Кале. Городские кварталы размещались ближе к воде. И сейчас в верховьях оврагов Табана-Дере и Гамам-Дере действуют источник хорошей питьевой воды. В первом из них обнаружены остатки водопровода из гончарных труб. В Гамам-Дере (Банном овраге), очевидно, находилась городская баня. Источники называют Женский и Мужской.

В верховьях оврага Табана-Дере жили караимы. Для жилищ, мастерских и лавок ремесленников отводились отдельные кварталы, как и в других средневековых городах.

О развитии здесь кожевенного ремесла говорит само название оврага. К тому же в нем сохранились чаны для обработки кожи, вырубленные в скале. Караимские ремесленники обрабатывали большое количество кож.

В этой же балке находится караимское кладбище, ниже него овраг пересекает другая оборонительная стена, время постройки которой еще не определено.

План городища. Достопримечательности. Детальное описание.

Мангуп - плато Пещерные города - Мангуп

Самый большой по площади и с самыми крутыми и высокими обрывистыми склонами – мыс Чамну-бурун (Сосновый). Большая его часть покрыта зарослями, среди которых, ближе к оконечности возвышаются группы сосен, красноречиво дающих понять о происхождении названия мыса. Ущелье, отделяющее этот мыс от предыдущего, получило свое названиями от одного из главных занятий местных караимов, Табана-дере, обычно оно переводится как «Овраг Кожевников». В его верховьях, ниже другого водного источника, сохранились до сих пор вырубленные в скале ванны, в которых замачивались кожи в дубильном растворе, приготавливавшемся из сока особых растений, которые произрастали здесь же.

Одна из удивительных особенностей Мангупа - это обилие воды на изолированном плато. Она накапливается в трещиноватой толще известняков, благодаря осадкам, а также в результате конденсации там атмосферной влаги. Скопившаяся вода находит выход в источниках, приуроченным к верховьям балок.

Для подъема на плато можно воспользоваться тропами, проходящими по западным склонам ущелий Табана-дере и Гамам-дере, а также по старой дороге, обогнув мыс Тешкли-Бурун через Главные ворота (очень долго, но зато реально заехать на внедорожнике).
Окрестности.

У подножия Мангупа, под гладью искусственного озера, скрываются руины средневекового поселения и большого христианского храма, базилики, обнаруженные при рытье котлована и, к сожалению, так и не доследованные археологами. Когда в конце лета уровень воды понижается, остатки храма вновь являются на свет божий, дабы напомнить людям о своем существовании, а затем весной вновь исчезнуть в пучине. Сколько еще времени продлится этот грустный цикл? В свое время часть камней с базилики была снята и перенесена на возвышенное место на окраине деревни с целью воссоздания храма на незатопляемом месте. Там они лежат беспорядочной грудой и поныне. К чести местных жителей следует отметить, что, несмотря на нужду в строительном материале, ни один камень не был взят отсюда.

Пещерные города - Мангуп От озера открывается великолепная панорама северного фасада Мангупа с выступающими вперед обрывистыми мысами. Напротив него, слева, на крутом откосе, покрытом осыпями, высится вертикальный обрыв массива Чардаклы-баир, составляющий в этом районе коренную часть Внутренней Гряды, к которой привязаны все пещерные города Крыма. Когда-то, несколько десятков миллионов лет назад, Мангупское плато и этот массив составляли единое целое, но затем тектоническими и эрозионными процессами они были разведены обширной сквозной долиной, которая именуется или Джан-дере, или по расположенному в ней селу Ходжи-Сала. Так Мангуп превратился в большой, сложенный мшанковыми известняками останец, или гору-свидетель, с высотой без малого на 600 м. над уровнем моря.

Пещерная церковь на поляне Кильсе-тубю

Если вы находитесь рядом с Девичьим озером, то вы можете осмотреть церковь в Кильсе-Дере. Это маленьких храм, высеченный в обломке скалы. Чтобы пройти к нему, необходимо пройти через т/с МАНГУП к подножию Чардаклы-Баир. Затем по тропе, идущей посклону Чардаклы-Баир в северном направлении, подняться на склон вышеупомянутой горы. Примерно через минут 5-10 вы и увидите в обломке скалы высеченный храм. В алтарной части храма можно увидеть еле заметные остатки фресковой росписи.

Церковь расположена на склоне балки Корув-дере (Загражденный овраг), или Кильсе-дере (Церковный овраг), прорезающей южный склон куэсты Чардаклы-баир напротив мыса Чамну-бурун Мангупского плато. Храм вырублен в отдельно стоящем обломке скалы, оторвавшемся от коренного массива. Наос имеет прямоугольную в плане форму. В северной стене прорублено большое квадратное окно, а в западной — сильно разрушенный дверной проем со следами пазов для деревянной дверной коробки. Фреска в апсиде к настоящему времени сохранилась очень плохо. По свидетельству Н.Репникова, видевшего ее в 30-е гг., здесь был избражен Деисус на синем фоне, с опушкой широкой киноварной каймой. В составе композиции были: Христос, сидящий на престоле. Богородица и Иоанн Предтеча, стоящие в полный рост. Исследователь по внешним признакам датировал роспись концом XIV или началом XV в.

Ниже храма на поляне Кильсе-тубю следы селища (подъемный материал XIII — XV вв.).

Дворец владетелей Феодоро

Недалеко от церкви Богородицы, на открытом пространстве плато, дорога, плавной дугой повторяющая изгиб его кромки, проходит возле небольшой группы деревьев, скрывающих крошечное христианское кладбище. Ниже него, справа высятся задернованные руины дворца владетелей Феодоро. Раскопки здесь были начаты еще в 1912 г., но до сих пор этот обширный архитектурный комплекс полностью не раскрыт.

Вход на его территорию находился с южной стороны и вел в обширный двор, разделенный на три равные части двумя двойными рядами колонн, по двенадцать в каждом ряду. В главную постройку, монументальное двухэтажное здание справа от входа, можно было попасть по широкой лестнице, от которой сохранились две нижние ступени. Из северной стены выступала наружу высокая трехэтажная башня, возведенная одновременно с дворцом в 1425 г. Во время археологических раскопок 1912 г. возле нее была найдена половина плиты, восстановленный текст которой гласил: "Была построена эта башня вместе со дворцом в благословенной крепости, которая видна ныне, во дни Алексея, владыки города Феодоро и Поморья..." На плите высечен двуглавый геральдический орел.

Хранится ныне этот замечательный памятник, также как и надпись о княжеской церкви, в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике. Неслучайно сходны их стиль и содержание. Их разделяет всего два года, и обе они отражают активную строительную деятельность князя Алексея, при котором город возрождался из разрухи, продолжавшейся четверть века после тимуровского погрома.

С вершины башни, в стене которой была, вероятно, вмурована эта плита с надписью, просматривалась вторая линия обороны. Все башни ее были своей тыльной, не закрытой стенами стороной, обращены ко дворцу, который был не только парадной резиденцией, но и важным командным пунктом для обороны центральной части плато, не просматривавшейся из цитадели. В 1475 г. дворец был одним из очагов сопротивления противнику, прорвавшемуся в город, о чем говорят найденные здесь лучные и арбалетные стрелы, фрагменты ядер.

Церковь Богородицы

Пещерные города - Мангуп На открытом пространстве плато, между южной его кромкой, создающей впечатление близко расположенного горизонта, и опушкой зарослей на руинах наиболее густо застроенной части поселения выделяются две параллельные стены квартальной церкви, известной в литературе как "церковь Богородицы", построенной в XV в. После захвата города турками она была разрушена, но затем восстановлена местной христианской общиной и использовалась до начала XVII в. Скорее всего она может быть отождествлена с церковью Св.Константина упомянутой в описании Мангупа, сделанным польским путешественником Мартином Броневским в 1578 г.. Возле церкви видны надгробия небольшого позднесредневекового кладбища. Надписей на них нет, но на некоторых сохранились рельефные изображения предметов, отражающих занятия погребенных, например, на одном памятнике с большой точностью воспроизведено изображение сабли.

Большая базилика

Пещерные города - Мангуп Приблизительно в 150 м к северо-западу от дворца в зарослях скрываются руины большой базилики. Прямоугольное в плане здание было внутри разделено двумя рядами колонн на три продольные части - нефа, центральный и южный завершены в восточной части алтарными полукружиями, апсидами. С южной и северной сторон к храму пристроены галереи. Полы базилики были вымощены многоцветной мозаикой, а предалтарная часть центрального нефа, солея, каменными плитами, стены украшали фресковые росписи, в архитектурном оформлении использовался мрамор, привезенный с берегов Мраморного моря.

Базилика была построена одновременно с первыми крепостными сооружениями на плато. Об этом свидетельствует надпись с именем императора Юстинанана I, найденная при раскопках в 1912 г. Вместе с крепостью она пережила не один период взлета и упадка. После захвата города турками в ее гробницах были совершены массовые захоронения его защитников. К концу жизни поселения территория полуразрушенного храма превратилась в кладбище, надгробия которого пред началом археологических раскопок памятника в конце XIX - начале XX вв. были выставлены за алтарную часть, где находятся и поныне.

Фортификация

Во второй половине VI в. Византия возводит на подступах к Херсону ряд крепостей, из которых наибольшей была Мангупская. Именно она упоминается в византийских источниках VII - IX вв. под названием Дорос как главная крепость Крымской Готии. В состав которой была включена не только плоская поверхность горы, но и верховья балок. Главные усилия фортификаторов требовались при возведении стен, пересекавших ущелья между мысами, поскольку трасса их проходит по весьма крутым склонам. С западной, южной и юго-восточной стороны плато окаймлено обрывом, достигающим высоты 70 м., но в нем есть как отдельные узкие крутые расселины, так и довольно обширные участки, где склон был уступчатым и давал бы возможность проникнуть в крепость. Все такие места были также защищены стенами. Таким образом, фортификации заполняли бреши, в скальном массиве, оставленные самой природой. В целом протяженность крепостного рубежа, составленного из естественно неприступных обводов плато, дополненных искусственными укреплениями, составила около 7 км.

Эта внешняя и главная линия обороны без каких-либо принципиальных планировочных изменений использовалась вплоть до начала XVI в. Производились лишь ремонты отдельных ее укреплений, подвергавшихся разрушению в результате военных действий или природных сил. Основательной реконструкции она подверглась через четверть века после захвата Мангупа турками-османами. Для приспособления крепости к использованию огнестрельного оружия, тогда были перенесены выше по склону отдельные участки крепостной ограды, спрямлены куртины, перестроены старые башни и добавлены новые.

Стена, пересекающая ущелье Гамам-дере, как раз и дает представление обо всех этих особенностях.

Кроме главной линии обороны, одним из важнейших звеньев которой является описываемое укрепление, мы увидим еще вторую линию обороны, представляющую непрерывную линию протяженностью около 700 м, состоящую из стен и башен с открытой тыльной частью. Построена она была в начале XV в. Один ее фланг примыкает к неприступному участку юго-западного склона плато, другой заканчивается башней на западном склоне ущелья Гамам-дере, которая хорошо просматривается с противоположного его склона с места, на котором мы находимся. Эта башня является соединительным звеном для второй и главной линий обороны. Важным элементом крепостного ансамбля была также цитадель, занимающая изолированное положение, на крайнем северо-восточном мысу Тешкли-бурун.

Сразу за оборонительной стеной, слева в скальном склоне, зияют оконные и дверные амбразуры, напоминающие о том, что Мангуп относится к "пещерным городам". Служили эти помещения укрытиями для караульных. Ближе к стене цитадели, несколько в стороне от обрыва зияет квадратное отверстие, прикрытое железной решеткой. Это - колодец, представляющий шахту, глубиной 24 м, пробитую в скале к пещере, в которой находился источник воды.

Вдоль юго-восточного обрыва мыса тянутся цепочкой пещерные казематы, из которых можно было поражать сверху неприятеля, который попытался бы продвинуться по колесной дороге к главным городским воротам. Ближе к оконечности мыса находится открытая сверху так называемая гарнизонная церковь. С плато в нее ведет прорубленная в скале лесенка.

Цитадель города

Пещерные города - Мангуп Цитадель, или по-русски “детинец” – крепость в крепости, официальный квартал, с княжескими покоями, органами власти, местом расположения элитных солдатских соединений, огороженный от основного города так, что получился “замок” почти в западноевропейском духе

Цитадель города - наиболее впечатляющий из сохранившихся архитектурных комплексов Мангупа, занимающий всю территорию крайнего северо-восточного мыса Тешкли-бурун. С напольной стороны мыс пересечен оборонительной стеной, из которой вперед выступает высокое трехэтажное здание, имеющее как дворцовый, так и оборонительный характер. Слева от него ворота, перекрытые сводом, через них можно войти в цитадель.

Фасадная стена здания обрушилась еще в средине прошлого века. Судя по сделанным до этого описаниям путешественников, она имела угрюмый крепостной вид, создававшийся узкими бойницами. Со стороны же мыса постройка выглядела более приветливо. В правой ее части этого фасада сохранился резной портал дверного проема, ведший в парадное помещение второго этажа. Три окна вверху украшены более скромно орнаментированными наличниками. При археологических раскопках в районе ворот были сделаны находки, осветившие последние трагические события 1475 г.

Пещерные города - МангупКогда туркам удалось прорваться через разрушенные пушками участки главной линии обороны, последним очагом сопротивления феодоритов стала цитадель, в которой укрылись остатки гарнизона. Они оказали отчаянное сопротивление, свидетельством чему была находка кузнечного горна, устроенного у ворот. Здесь в разгар боя продолжали ковать наконечники стрел и копий, используя для этого даже железные гвозди. Чтобы сокрушить цитадель, турки вынуждены были подтянуть сюда пушки, обломки каменных ядер которых вместе с наконечниками стрел были в изобилии рассеяны вокруг горна.

В процессе раскопок у тыльной стороны северо-западной куртины были раскрыты остатки нескольких построек, одна из которых, длинное здание с четырьмя отсеками, служило, скорее всего, казармой.

Пещерные города - МангупПутешественники 19 века еще видели здесь здания, а не руины. Цитадель выстроена просто: стеной отгородили Дырявый мыс . В центральной точке стены находилась калитка и трехэтажный замок-донжон, с внешней стороны напоминавший мрачную крепостную башню, а с внутренней - богато украшенный дворец, в котором собственно и ютился князь Феодоро. Тут решалось, как “замочить” итальянцев. Тут принимались татарские послы и подписывались с ними дружеские соглашения. Тут думали, а не бежать ли в Москву, если политическая ситуация изменится (и некоторые бежали, причем не столько от турок, сколько от своих). Дату строительства этого незаурядного архитектурного сооружения можно, как говорилось выше, отнести к 1362 году (если цитадель на самом деле называлась у феодоритов Пойка, то есть считалась отдельным городом, с особым названием), хотя потом, при князе Алексее в 1420-1430 гг цитадель была основательно перестроена.

Калитка, через которую ныне проникают в цитадель – это фундаментальные ворота, словно бы пробуренные в кубе камня. От нее, причем с внешней стороны, есть вход в донжон, украшенный скупым декором.

Дворец-донжон – тоже, собственно, каменный куб, стены которого порушились, обнажив внутренние конструкции. Некогда он сложен был из бутового камня, и облицован снаружи ровными плитами. Бросается в глаза богато украшенный белокаменной резьбой портал, с которого поднимались на второй этаж. Манера резьбы вряд ли имеет аналогии: европейские мотивы заключены в сельджукские картуши. Вспомним, что и имена князей Феодоро зачастую были татарскими, и выступали они всегда на стороне Золотой Орды, хотя и греки. Три окна на третьем этаже (для наблюдателя этот этаж воспринимается как второй, поскольку первый был полуподвальным) украшены наличниками более скромными, к тому же они заложены камнем так, что остались одни щелки, что, вероятно, на совести турок.

Пещерные города - МангупЗа цитаделью надо обязательно найти и осмотреть так называемый октагональный (восьмигранный) храм-ротонду, аналогов которому в мире почти нет. Считается, что это был княжеский храм, воздвигнутый правителем Алексеем в 1420-1430 гг.

Археолог А. Герцен, много лет отдавший Мангупу, полагает, что Октагон назывался храмом Константина и Елены. Он считает, что именно из этой церкви происходит камень, найденный случайно на огороде неподалеку от Симферополя (сегодня – в Бахчисарайском музее).

Главные городские ворота

Выйдя из ворот цитадели, можно свернуть вправо и по лесной тропе выйти к верховью ущелья Капу-дере, где возле дороги можно увидеть остатки главных городских ворот. До настоящего времени сохранился пилон, поддерживавший одну сторону воротного свода, другой опирался на скалу, в которой были сделаны соответствующие подрубки. Выше чернеет ряд проемов, это - входы в погребальные камеры склепов. Вероятно, они располагались рядом с небольшой церковью, которая венчала воротный свод.

Мыс Тешкли-бурун: Княжеская церковь

Слева от тропы на мыс Тешкли-бурун расположены остатки небольшой восьмигранного в плане храма. Это уникальное для Крыма здание, являлось, вероятно, княжеской церковью. Исследования памятника, проведенные в последние годы, дали основание заключить, что возведена она была в период реконструкции цитадели в правление князя Алексея.

В этой связи уместно вспомнить об одной давней загадке истории княжества Феодоро. Речь идет о толковании греческой надписи из шести строк, вырезанной на известняковой плите, украшенной также изображениями гербов: двуглавого орла, щита с крестом и сложной монограммы. В настоящее время эта плита хранится в фондах Бахчисарайского государственного историко-культурного заповедника. В 20 - 30-х гг. XIX в. она оказалась в качестве декоративной детали в саду богатой помещичьей усадьбы в деревне Саблы (совр. с.Партизанское в 10 км к юго-западу от Симферополя). Откуда она была доставлена, до сих пор в точности не выяснено. Мнения специалистов по этому поводу разделились. По одной версии первоначально надпись находилась в Инкермане в стене одной из башен крепости, согласно другой, она имеет прямое отношение к Мангупу. Приведем содержание текста в переводе академика В.В.Латышева. «Построен храм сей с благословенной крепостью, которая ныне зрится, во дни господина Алексея, владетеля города Феодоро и поморья и ктитора святых славных, боговенчанных, великих царей и равноапостольных Константина и Елены в месяце октябре, индикта шестого, лета 6936». В переводе в современное летоисчисление надпись датирована 1427 г. В свете данных новейших исследований можно более определенно склонятся к принятию второй точки зрения. Содержание надписи максимально соответствует ситуации рисуемой археологическими материалами. К тому же есть свидетельства путешественников, Мартина Броневского (1578 г.) и Эвлии Челеби (1666 г.), о том, что над воротами цитадели была вделана греческая надпись, содержавшее указание на время сооружения внутренней крепости города.

Легко представить, как человек оказавшийся перед открытыми воротами цитадели видел сквозь них храм, по своим габаритам хорошо вписывавшийся в контур воротного проема. Подняв голову, он из содержания надписи узнавал о том, кто и когда был строителем, а точнее, преобразователем, величественного кремля столицы феодоритов, органично вписанного в его архитектурный ансамбль храма. Он был освящен во имя причисленных к лику святых императора Константина I, при котором христианство в Римской империи из преследуемой веры получило равные права с другими религиями, и его матери, Елены, согласно преданию, совершившей паломничество в Святую Землю и обретшую на Голгофе крест, на котором был распят Спаситель.

К сожалению, от этого уникального для средневековой архитектуры Крыма памятника, раскопанного еще в конце прошлого - начале нынешнего века, остался только нижний ряд кладки стен, позволяющий судить о высоком мастерстве строителей.

"Гарнизонная" церковь Пещерные города - Мангуп

«Гарнизонная» церковь расположена у края юго-восточного обрыва вблизи оконечности мыса Тешкли-бурун. Вероятно, церковь была вырублена в скале в тот же период, что и другие внутрискальные комплексы на территории цитадели.. Условное название «гарнизонная» связано с соседством церкви с оборонительными казематами и возможностью использования ее для обстрела колесной дороги.

Памятник впервые был раскопан в 1912 г. экспедицией Херсонесского музея. Помещение было доверху затянуто землей и заросло кустарником. В 1973 г. экспедицией Крымского отдела ИА АН УССР, Бахчисарайского музея и СГУ проведены исследования вокруг церкви (руководитель работ — И.Лобода). Были открыты 9 вырубных могил (Веймарн, Даниленко, Герцен 1974).

С запада с поверхности плато в него можно было проникнуть через люк с лестничным спуском. Для создания этого входа была использована вырубная гробница глубиной 1,1 м, находившаяся рядом с церковью.

Помещение к югу от церкви, возможно, служило оборонительным казематом; в его восточной стене имеется проем, выводящий на край обрыва, где, вероятно, была деревянная галерея типа «мушараби». По предположению Р.Лепера, эта галерея позволяла обходить снаружи апсиду церкви. Рядом с упомянутым проемом вырублено прямоугольное окно, сужающееся к наружной стороне.

В верхней части южной стены данного помещения сохранились выступы, являющиеся остатками скального перекрытия, впоследствии обрушившегося.

Как показали исследования 1973 г., последний период функционирования сооружения датируется концом XV-XVI вв. Тогда церковь и могилы вокруг нее были перекрыты постройкой с камином в юго-западном углу. Очевидно, храм использовался как подвальное хозяйственное помещение этой усадьбы.

Оконечность мыса Тешкли-бурун

На скальной площадке, на самой оконечности мыса когда-то высилась дозорная башня, от которой сохранились лишь вырубки в скале. Она венчала оборонительно-дозорный комплекс, от которого сохранились внутрискальные помещения нижних этажей.

Вначале с поверхности плато можно спуститься в обширное помещение, западная и восточная стены которого частично обрушились. Так образовалось то сквозное отверстие в оконечности мыса, которое просматривается из долины. Вероятно, именно оно дало повод назвать мыс - Тешкли (Дырявый). Соблюдая осторожность, отсюда можно спуститься по крутой лестнице в нижний этаж известный под названием «Барабан-коба».

Пещерные города - Мангуп Особенно впечатляет здесь зал с монолитным подпорным столбом. К нему обращены дверные проемы пяти небольших камер, а через проход в южной стене можно попасть в соседнюю более обширную комнату.

О назначении этого комплекса высказывались разные предположения. Чаще всего в нем усматривали тюрьму. Однако известно из свидетельств путешественников, что она находилась при здании цитадели. Данный же пещерный ансамбль, скорее всего, являлся монастырем.

Пещерные комплексы № 1-3

К северо-востоку от «гарнизонной» церкви в оконечности мыса Тешкли-бурун расположен, как мы полагаем, единый комплекс пещерного монастыря, обследованный и описанный Е. Веймарном в 1938 г. Автор разделил его на пещерный комплекс Барабан-коба и казематы № 2 и № 3.

Учитывая, что все три комплекса, описанные Е.Веймарном, территориально связаны между собой переходами и близки по архитектурным особенностям, можно высказать предположение о том, что они являются составными частями одного монастыря, располагавшегося на оконечности мыса. В него входили не только пещерные, но и наземные сооружения. Так, слева от входа в верхний ярус Барабан-кобы на скальном возвышении сохранились следы помещения с вырубными гробницами, являвшегося, скорее всего, церковью. Северо-западная его часть в настоящее время не сохранилась. Не исключено, что «гарнизонная» церковь также могла быть связана с этим комплексом.

Таким образом, составляющие его узлы таковы: нижний этаж Барабан-кобы (комплекс №1, по Е. Веймарну), включающий пять келий и трапезную, комплексы № 2 и № 3 погребального назначения с отдельной монашеской кельей и часовней.

Скальные сооружение на оконечности мыса, наряду с культовыми, несомненно, исполняли и дозорно-оборонительную функцию: они были удобно расположены для контроля главной дороги, ведущей в крепость в обход мыса. Безусловно, что именно военное назначение имело помещение второго яруса Барабан-кобы (казарма?), над которым на скальной площадке была еще надстроена башня, остатки которой отмечались авторами конца XVIII — начала XIX в. (Муравьев-Апостол 1823; Кеппен 1837). Явно оборонительное значение имеет крайнее южное помещение комплекса № 3. В подошве его обширной амбразуры, выходящей в обрыв, дополнительно прорублена машикуль, узко направленная на полотно находящейся снизу дороги.

Такой симбиоз церковно-монастырских и оборонительных элементов достаточно типичен для средневековых городищ Юго-Западного Крыма и Болгарии, например, Каламиты, Чуфут-кале, Калиакры и др.

а) пещерный комплекс № 1 (Барабан-коба)
Пещерный комплекс № 1, известный в литературе под названием Барабан-коба, представляет собой остатки довольно сложного и большого комплекса сооружений, первоначально имевшего безусловно оборонительное назначение. Расположен он на самой северной оконечности мыса Тешкли-бурун. Перед входом в пещерное сооружение заметны ясные следы значительного до размеру полувырубного помещения, прямоугольного в плане, вытянутого с севера на юг. С южной стороны в это помещение ведет неширокий вход с одной ступенькой вниз. В южной части его западной стены имеется небольшое углубление, а дальше к северу — две ниши. В полу, вдоль западной стены, вырублены три небольшие круглые углубления — возможно, места постановки пифосов. В юго-восточном углу имеются два выступа-скамейки. Далее идет восточная стена, также вырубленная в скале, но сильно разрушенная; в северной ее части еще заметны остатки выхода из помещения на восточную площадку. Пол помещения, когда-то гладко стесанный, ныне сильно выветрился.

б) пещерный комплекс № 2
Пещерный комплекс №2 находится в нескольких метрах к югу от полувырубного продолговатого помещения комплекса № 1 и расположен у восточного обрыва мыса Тешкли-бурун. Лестничный спуск в 15 ступеней, начинающийся прямоугольным вырубом, вытянутым с севера на юг, ведет в юго-западный угол обширного четырехугольного, ромбовидного в плане, помещения.

Выяснить назначение пещерного комплекса № 2 пока сложно.

в) пещерный комплекс № 3
Пещерный комплекс № 3 находится к югу от комплекса № 2. В него сейчас можно проникнуть через площадку, расположенную перед комплексом № 2, а ранее сюда вела лестница с плато, ныне обрушившаяся. Со стороны обрыва на небольшом протяжении тянется бруствер-парапет, высеченный в скале. Здесь начинается лестничный спуск на площадку, расположенную непосредственно перед пещерным комплексом № 3. Нижняя часть лестничного спуска обрушилась, сохранилось лишь несколько верхних ступеней.

Церковь в оконечности мыса Тешкли-бурун

Дорога, ведущая из балки Алмалык-дере на территорию городища, на заключительном участке вначале проходит по юго-восточному склону мыса Тешкли-бурун, а затем под его оконечностью, представляющей собой как бы острое ребро трехгранной призмы. Здесь она резко поворачивает в ущелье Капу-дере и следует под северо-западным обрывом до главных ворот. Над дорогой, в месте, где она огибает мыс, находится одиночное пещерное сооружение. Входной проем в него — прямоугольной формы 1,58 х 0,74м, расположен на 4,40м выше поверхности скальной полки шириной около 1,5м, которая, в свою очередь, выступает над дорогой на высоте около 2,50м. В оконечности мыса под полкой находится грот, образовавшийся от выветривания, делающий полку в этом месте неприступной. Подняться на нее от дороги можно только по довольно крутому склону примерно в 30м к юго-западу от оконечности мыса. В 15м от нее и, соответственно, от входа в помещение, в скале вырублен вертикальный паз, вероятно, для установки деревянной перегородки и калитки, препятствующий свободному доступу на площадку под пещерой. В помещение можно было попасть по деревянной приставной лестнице, так как какие-либо вырубки в скале, облегчающие подъем, отсутствуют.

Вдоль юго-западной стены проходит скальная скамья длиной около 2,5м. На стенах помещения процарапаны кресты, особенно много их в нише-апсиде. Судя по характеру вырубок на стенах, помещение имеет, по крайней мере, два строительных периода.

По назначению данное помещение, скорее всего, могло служить скитом или придорожной часовней. Укрепленная площадка под ней была удобна для расположения здесь караульного поста над важным участком дороги. Еще Н.Репников отмечал наличие под оконечностью мыса следов оборонительного сооружения, перекрывшего здесь дорогу. Они в настоящее время визуально не просматриваются.

Юго-восточный монастырь Пещерные города - Мангуп

Сооружения , расположенные на двух уровнях — на «площадке со склепами» и в естественном гроте под обрывом, — могут быть интерпретированы как единый монастырский комплекс, который мы в дальнейшем будем именовать юго-восточным монастырем.

Наиболее ранней его частью были погребальные сооружения на плато, затем над ними была вырублена церковь, а завершается формирование монастыря созданием храма в гроте под обрывом.

Пещерная церковь на "площадке со склепами"

На «площадке со склепами» находится обширное вырубное сооружение с лестничным спуском с плато, открытое сверху и в сторону обрыва, высота стен достигает 1,60м. Не ясно, каким было его перекрытие, не исключено, что это были навесы, поддерживающиеся деревянными столбами. В скальном полу есть округлые вырубки, предназначавшиеся для установки сосудов.

С площадкой связано шесть пещерных сооружений различного назначения. В северо-восточной ее части находится округлое в плане помещение, доступ к которому в настоящее время возможен по узкому скальному уступу над обрывом. Вероятно, оно служило укрытием для караульных. В обрыве центральной части площадки ниже 2,0м ее поверхности расположена прямоугольная в плане пещера, в настоящее время спуск туда возможен лишь с помощью веревки. В период же функционирования помещения туда попадали, вероятно, по вырубленному лестничному спуску, следы которого сохранились в 2,50м к юго-востоку от входа на краю обрыва. В дальнейшем в результате обрушения здесь части кромки обрыва и скальной полки перед входом в помещение сообщение его с плато оказалось затрудненным. Открыто оно А.Герценым в 1969 г., до 1980-х гг. массовым посетителям практически не было известно.

Второй склеп расположен к северо-востоку от первого. Размер камеры 2,35 х 2,35 х 1,47м. Судя по количеству черепов и костей, здесь в разное время было захоронено не менее 30 человек. Среди немногочисленных находок — два железных гвоздя с остатками дерева, обломок браслета синего стекла, круглый в сечении, витое бронзовое колечко, бронзовый перстенек, остаток точильного камня, колечко желтого стекла и три обломка железного кольца.

Исследователь, опираясь на архитектурные аналогии (склепы могильников Суук-су, Озень-баша и Эски-кермена), датировал склепы V-VII вв. Однако ни один предмет, обнаруженный в склепах, не подтверждает такое определение. Судя по опубликованным рисункам и фотографиям, вещи эти не могут быть отнесены ко времени ранее Х в. и бытовали в Крыму на протяжении первой половины II тыс.н.э. Отметим, что Н.Репников склонен был датировать мангупские склепы XII-XIII вв.

Дальнейшее изучение комплекса в 1993-1994гг., проводившееся путем натурного обследования, позволило выявить ряд деталей, ранее ускользавших от внимания исследователей, и более точно определить его назначение. Особый интерес представляют упоминавшиеся помещения № 1 и № 2 в юго-западной части площадки.

В целом рассмотренный пещерный комплекс в южной части «площадки со склепами» можно рассматривать как имеющий церковно-погребальное назначение. Оформление его прошло ряд этапов. Можно согласиться с Е.Веймарном, что первоначально здесь была группа скальных склепов, в дальнейшем один из них был вначале расширен, превратившись в помещение № 1, а затем в нем создана церковь, криптой которой стал служить склеп № 1. Вероятно, одновременно с расширением помещения № 1 было вырублено помещение № 2, которое, судя по вырубкам в полу, могло функционировать как баптистерий. Таким образом, перед нами пещерная церковь, возникшая при более раннем погребальном сооружении, как, например, церковь св.Георгия на Мангупе и ряд храмов-мартириев в Херсонесе.

Южный монастырь

Расположен в южном обрыве плато в 300м к западу от расселины с укреплением А XIX. В монастырь ведет искусственный туннель, начинающийся в небольшом естественном гроте в подножии обрыва и заканчивающийся на краю площадки обширного, также естественного, грота в средней части обрыва . В восточной стороне грота находится пещерная зальная церковь. В ее центральной и северной части, в полу, — три вырубные гробницы с пазами для установки каменных плит перекрытия. Стены наоса украшены профилированным карнизом. В потолке пробиты проушины для подвешивания хоросов.

Невысокая алтарная преграда отделяет наос от алтаря. Пространство между ней и плечами апсиды образовали жертвенник и диаконик. В апсиде — глубокая арочная ниша. Ниже нее проходит синтрон с прямоугольной вырубкой в центре, вероятно, «горнее» место. В центре пола алтаря — вырубное прямоугольное в плане основание престола с четырьмя гнездами по краям и одним в центре. Фресковые росписи покрывали апсиду с нишей и конхой, арку, окаймляющую алтарь и фриз над аркой.

Перед входом в храм находится провал в расположенное прямоугольное в плане помещение, обрушившийся пол которого обнажил часть входного туннеля. Оно могло служить ризницей или кельей.

На площадке грота находились, вероятно, какие-то хозяйственные сооружения, следы которых были обнаружены при исследовании 1971 г.

В 40 м к западу от входа в монастырь в неглубоком гроте 1-го яруса высотой до 2м находится вырубная гробница. К ней ведут три скальные ступени. Длина площадки под навесом 4м, ширина до 1,70м, наибольшая высота до 2м. Вырубная могила прямоугольной в плане формы с двухступенчатыми заплечиками имела размеры по дну 0,40 х 1,64м при глубине 0,70м. Судя по пазам, гробница закрывалась каменной плитой размером 2,20 х 0,90м. Раскопки, проведенные в 1971 г. М.Чорефом (руководитель экспедиции Е.Веймарн), открыли здесь потревоженные захоронения без сопровождающего инвентаря. Судя по положению костей, погребение совершалось по христианскому обряду. В гробнице захоронено не менее 11 человек.

В 1973 г. экспедицией УрГУ (руководитель А.Романчук) перпендикулярно обрыву плато, в верхней части склона под монастырем, была заложена пятнадцатиметровая траншея, открывшая два скелета, лежавшие на материке на глубине до 0,7м от дневной поверхности. Склепы, могильные ямы и инвентарь не выявлены. Эти захоронения, совершенные на весьма крутом скате, без выраженных следов погребальных сооружений, носят, вероятно, случайный характер и не связаны с монастырем. Скорее всего, эти погребения появились после завершения турецкой осады города в конце 1475 — начале 1476г. Подобные им были обнаружены в различных местах на поверхности плато.

Весьма скудные фрагментарные находки из траншеи предварительно были датированы в диапазоне XII-XVI вв. К сожалению, более подробные характеристики этих материалов не публиковались. Однако можно утверждать, что они не связаны с монастырем, а могли быть сброшены с поверхности плато.

Столь же маловыразительные материалы были обнаружены в 1971 г. при небольших зачистках на краю площадки большого естественного грота (около выхода из подземной галереи). Здесь выявлены остатки вырубленных в скале желобов и прямоугольный в плане небольшой водосборный бассейн. В отчете упоминаются неопределяемые обломки красноглиняной керамики. Однако среди них были и довольно крупные фрагменты поливных мисок с подглазурной росписью и прорезным орнаментом, относимые обычно к XIV-XV вв.

Южный монастырь - фресковые росписи Пещерные города - Мангуп

Первая графическая фиксация фресок была выполнена художником Вебелем в конце 40-х гг. XIX в., делавшим рисунки крымских памятников для альбома, готовившегося к изданию графом А. Уваровым, но, к сожалению, так и не изданного.

Художник передал общий вид интерьера церкви из северо-западного угла, захватывая большую часть алтаря с фресками, бывшими в то время в удовлетворительном состоянии.

В 1888 г. отдельной книгой был выпущен «Отчет об учебной экскурсии Симферопольской гимназии», одним из объектов посещения которой был Мангуп. Текст сопровождался иллюстрациями, выполненными А.Архиповым. Одна из них изображает в фас алтарную часть церкви и довольно точно передает основные сохранившиеся сюжеты росписи, но без проработки деталей. Описание фресок в тексте, к сожалению, очень краткое, отмечается их хорошая сохранность.

Гораздо подробнее они описаны в путеводителе по Крыму, изданном в 1914г., здесь уже отмечены повреждения обрамления ниши в алтаре и некоторых фигур.

Удовлетворительной сохранность росписей была еще в 1911 г., когда А. Маркевич-совершил объезд ряда «пещерных городов» и отметил, что, при катастрофическом состоянии памятников Мангупа, утешительно одно — церковь с фресками на южной стороне Мангупа остается в прежнем состоянии.

Когда в конце 50-х гг. О.Домбровский приступил к исследованию и частичной реставрации фресок, они уже были существенно разрушены. В настоящее время под слоем копоти и «автографов» невежественных посетителей с большим трудом можно рассмотреть контуры фигур, не говоря уже о деталях, поэтому общее описание композиций мы даем на основании разновременных публикаций.

В цилиндрической части ниши, в апсиде в круге, — сильно поврежденное изображение Христа-Эммануила, над ним в конце ниши шестиконечный оранжево-красный «процветший крест». Ветвями аканфа из его нижнего ствола оплетена вся ниша. Над перекладиной креста буквы: слева IC, справа ХС, под ней слева HI, справа КА, то есть обычная монограмма Христа. По кайме вокруг ниши просматривалась надпись, по предположению О.Домбровского, — текст из Евангелия.

Слева и справа от ниши в цилиндрической части апсиды от центра с каждой стороны изображены святители во весь рост, со свитками в левой руке и с правой, поднятой для крестного знамения. Надписи просматривались (1914 г.) только у двух: «Хризостомос» (Златоуст) и «Григорий».

В конхе — пятифигурная композиция. В центре — Христос, восседающий на троне («Царь царствующих»), с приподнятой для благословения правой рукой и Евангелием в лежащей на колене левой руке.

Фигуры, предстоящие по сторонам трона, во время изучения памятника О.Домбровским были очень сильно повреждены, исследователь предположил, что крайние две входят в композицию Деисуса, причем вместо Предтечи в данном случае изображен, скорее всего, апостол Иоанн. В путеводителе же прямо указано, что это был именно Иоанн Предтеча. Между этими фигурами и Христом размещались шестикрылые херувимы —«лики закрывающие», правый из них с лабаром, на котором по-гречески написано «свят, свят, свят». Вся конха имела темно-синий фон.

В центре тябля (триумфальной арки), над конхой, — изображение Спаса Нерукотворного (св.Убрус), справа от него сильно испорченное изображение трех святых-воинов (по О.Домбровскому — средний, вероятно, Федор Тирон), правее их — большое изображение Благовещения, здесь просматривалась фигура Св.Марии с пряжей.

Слева от св.Убруса —архистратиг Михаил в одежде воина (красный плащ, панцирь с нагрудником) и более крупная, но очень плохо сохранившаяся фигура архангела Гавриила, относящаяся к композиции Благовещения.

В центре плафона — медальон с образом Знамения, поясное изображение Богоматери с воздетыми руками. По обе стороны Знамения изображены фигуры в рост весьма плохой сохранности (несколько лучше сохранилась левая). О.Домбровский, отмечая пышность одеяний и корон на головах, высказал предположение, что это — ветхозаветные пророки. Однако авторы работы, посвященной средневековым памятникам Трапезунда, вероятно, не вчитывались в текст описания Мангупской фрески, а, основываясь на цветной иллюстрации головы левой фигуры (Домбровский 1966), определили ее как изображение св.Константина, и с этим вполне можно согласиться. Черты лица (уплощенные скулы, узкие, редкие усы и борода, приплюснутый нос) О.Домбровский истолковал как проявление монголоидности. На самом деле они характерны для образа св.Константина. Это хорошо видно по трапезундским фрескам (Сармачиклы), датированным концом XIV — началом XV в. В иконографическом типе лика св.Константина подчеркнуты сухощавые аскетические черты, хорошо просматривавшиеся в мангупском изображении.

Вторая фигура этой композиции, судя по сохранившимся деталям, может трактоваться как св.Елена (корона, длинные локоны, задрапированная шея).

Над окном в южной стене очень плохой сохранности изображение жен-мироносиц; на северной стороне каких-либо деталей росписей рассмотреть невозможна.

Северный монастырь

В северной части Мангупского плато пока известна только одна внутрискальная церковь. Она входит в состав пещерного монастыря, расположенного с тыльной стороны укрепленной линии, у места ее примыкания к обрыву западного склона мыса Чуфут-Чеарган-бурун.

Этот пещерный комплекс давно обращал на себя внимание исследователей. Упоминание о нем есть уже у П.Палласа. В.Кондараки пытался объяснить тюркское название мыса (переводимое как «Мыс вызова иудеев») тем, что здесь в пещерах над стеной находилась караимская стража, вопрошавшая путников о цели их посещения Мангупа.

В.Латышев приводит свидетельство А.Бертье-Делагарда о вырезанных на стене пещеры кресте и буквенном обозначении даты, соответствующей 1221 г. по Р.X. Причем отмечается сходство креста с изображением в Южном монастыре Мангупа. Н.Репников уточнял, что А.Бертье-Делагард видел на стене одной из пещер Табан-деринского комплекса восьмиконечный крест и надпись, в которой просматривались буквы TCXCNIKA.

В 1975г. экспедицией Симферопольского госуниверситета были проведены раскопки возле калитки в оборонительной стене, где она примыкала к обрыву, а также под обрывом у места расположения церкви. Пещерные сооружения комплекса были обмерены, зафиксирована пятистрочная надпись на северной стене церкви. К сожалению, материалы эти до сих пор не опубликованы. По наблюдениям Ю.Воронина, руководителя работ, и А.Герцена, находок на данном участке обнаружено очень мало, а материалов, имеющих значение для определения времени возникновения и функционирования монастыря, не было вовсе. Монастырская церковь находится в 15 м к югу от калитки крепостной стены.

Вход с юга; порог дверного проема превышает уровень современной дневной поверхности у подножия скалы 1,10м. Очевидно, здесь был деревянный лестничный всход. К настоящему времени дверная амбразура разрушена, только на внешней стороне скальной поверхности сохранился паз для двери. Большая часть западной скальной стены также обрушилась, от нее остался только участок, который служит опорой скального свода помещения.

Пещерные города - МангупКроме церкви, в состав комплекса входило еще несколько внутрискальных помещений. В месте примыкания к обрыву оборонительной стены расположен трехъярусный комплекс из четырех помещений. Нижнее (№4), прямоугольное в плане, служило входным тамбуром, перед дверным проемом в него был всход из двух ступеней. В южной стене вырублены проушины для привязывания животных. В юго-западном углу — вырубленное корытце, в юго-восточном — две вырубки округлой в плане формы. В западной стене пробито круглое окно. В северной расположен проем с маршем из 10 ступней, ведущий в помещение второго яруса (№3). Оно прямоугольное в плане. В стенах сохранились вырубки для крепления деревянных деталей. В западной стене расположен дверной проем, выводящий на обрыв, и круглое окно. В северной стене—проем с маршем из 6 ступеней, ведущим в помещение верхнего яруса (№1).

Док сразу же окрестил этот монастырь - Трёхэтажное жилище.

Кстати, вот фотка с паранормальным явлением.

Алтарь в карстовой пещере

В восточной стене карстовой одноходовой пещеры МК-2 (по нумерации В.Душевского), расположенной в уступе верхней кромки южного обрыва плато, в 1,60м от входа находится вырубная полукруглая в плане алтарная ниша глубиной 1,10 м, ориентированная на восток. Ее пол выше дна пещеры на 0,30м. В полу впритык к стене вырублено отверстие для престольного камня 0,30 х 0,30м, глубиной 0,15м. Поверхность скалы в нише заглажена и покрыта штукатуркой (известь с мелким речным песком), грунтовкой для фрески. Сохранились отдельные участки росписи желтого, коричневого и преимущественно красного цвета. Изображения не сохранились, хотя в XIX в. они еще просматривались.

Слева от алтаря на высоте 0,90м от пола вырублена полка 0,60 х 0,25м. Стена здесь также оштукатурена.

Первое упоминание памятника встречается у Н.Никольского (1893). Краткое описание — в коллективной статье, посвященной итогам исследований Мангупа в 1967-1969 гг. Расположение алтаря в карстовой пещере отвечает, вероятно, местной традиции освящения мест, связанных с дохристианскими культами. Такие места могли использоваться монахами-отшельниками и изгнанниками. Известно, например, что херсонский епископ Василий был изгнан из города язычниками и вынужден поселиться в пещере. В литературе XIX в. пещера именовалась Кыз-куле или Хырк-кыз, с ней связывалась легенда о заточении в ней девушек.

Алтарная ниша в карстовой полости, аналогичная мангупской, как отмечалось, известна в расположенном в 5 км к юго-западу монастыре Чилтер-мармара. Рядом с ней располагается более поздняя часовня.

Пещерные города - МангупЕщё один источник говорит, что сталактитовая пещера Мангуп Кале называется Кыз-гезель-хоба, осмотреть которую можно рекомендовать каждому туристу. Особенно эффектна пещера при свете ацетиленового фонаря (напр. велосипедного), освещению которым следует отдавать предпочтение перед магнием, слепящим глаза. Вообще осматривать пещеры удобнее в вечернее время, когда наружный свет и пещерный разнятся не так резко, как днем.

«Индейцы» называют её «Сердце Мангупа». Говорят, что внутри пещеры гора пульсирует.

Мы нашли её случайно, далеко не лазили, но впечатляет присутствие карстовой пещеры естественного происхождения в таком месте.

Спустившись к подножию Мангупа, откуда вы начинали подъем, взгляните еще раз на его неприступные мысы, полюбуйтесь его неповторимой красотой. Этот величественный, живописный ландшафт навсегда останется в вашей памяти.


По материалам сайтов http://archeologia.narod.ru/, http://sightofcrimea.com/
Переработано и подготовлено MariMagdalina

Крым | пещерные города

Обновлено 28.09.2010 11:11  

Голосования

В какой поход вы бы предпочли пойти?
 

Заходите на форум, там актуальная информация о текущих проектах


Авторизация

Реклама

Облако тегов

байдарки вода выживание горы дети и туризм Дон забавное история Карелия Карпаты катамаран команда 46 Крым лошади лыжи море паруса пещерные города походная кухня скалолазание троя турция яхта

+ All tags